Топ-100

Про нарратив простыми словами с примерами

Словарь 2 июля 2021 г.

Термин «нарратив» совпадает cо словом «миф». Миф (др.-греч. μῦθος — «речь, слово; сказание, предание»).
Термин заимствован из «нарративной истории», рассматривающей исторические события как возникшие не в результате исторических процессов, а в контексте рассказа об этих событиях и неразрывно связанные  с их интерпретацией.

Нарратив — повествование о взаимосвязанных событиях, представленных читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов.

Отличия нарратива от рассказа

Рассказ и нарратив близкие по значению слова (так же, как и популярная на западе новелла), но не тождественные. Между двумя этими понятиями есть несколько различий:

  1. рассказ – это способ передачи точной (объективной) информации, нарратив же, словами американского философа Артура Данто, это «объясняющий рассказ» – субъективное повествование о событии с включением эмоций и оценок рассказчика;
  2. цель рассказа – донести до слушателя информацию, цель нарратива – произвести впечатление, заставить услышать, понять и задуматься о чём-либо или о ком-либо, поэтому некоторые моменты в тексте или речи могут быть приукрашены;
  3. в нарративном повествовании могут заведомо утаиваться или искажаться какие-либо факты, а также скрываться истинные намерения рассказчика.
Цитата Божедая

Нарратор излагает события повествования не как сухие факты (как это обычно делают журналисты, рассказывая о произошедшем событии в том, что называют очерком), а как наблюдатель, который приходит к собственным выводам, исходя из жизненного опыта и мировосприятия.

(Лат. narrare — языковый акт, то есть вербальное изложение, в отличие от представления.) Рассказывание историй, пересказ, несобственно-прямое говорение; в психотерапии — рассказы пациентов о личной истории. (Словарь психологических терминов)

Повествование в виде устного рассказа во всём разнообразии своих проявлений: случаи из жизни, страшные и смешные истории, семейные предания, байки о знакомых и знаменитостях, рассказы о необъяснимых происшествиях, пересказы и толкования снов, чудеса, слухи, толки и даже сплетни. (Учебный словарь терминов рекламы и паблик рилейшнз)

Понятие, фиксирующее способ бытия повествовательного текста, в котором сознание и язык, бытие и время, человек и мир оказываются тесно взаимосвязанными. (Энциклопедия эпистемологии и философии науки)

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

Нарратив — это важное понятие для культуры постмодернизма, означающее повествовательные и событийные тексты. Под словом «текст» необязательно понимать литературу, где происходит повествование (роман, повесть и рассказ), это также могут быть и фильмы, картины или балет. Главное, чтобы в любом произведении искусства рассказывалась история, иначе оно будет не нарративным, а описательным.

Словарный запас: НАРРАТИВ
Как создаются и переосмысляются художественные рассказы и истории нашей жизни

С понятием «нарратив» может возникнуть путаница: его часто и ошибочно путают с «сюжетом», потому что сюжет тоже кем-то повествуется. Важно понимать, что это не одно и то же. Говоря о нарративе, мы имеем в виду способность того или иного произведения к повествованию каким-либо образом, термин «сюжет» — понятие более конкретизированное и узкое. В сюжете всегда есть последовательность определённых событий, нарратив же отвечает за способ повествования об этих событиях. Например, есть сюжет пьесы и несколько способов передать этот сюжет — классическая постановка или же современная интерпретация. Каким образом будет осуществляться повествование, таким и будет нарратив. Кроме того, нельзя путать рассказчика и нарратора. Рассказчик связан с сюжетом, нарратор — с повествованием вообще, с целым, объёмным нарративом. Рассказчик может знакомить нас с сюжетом изнутри и не знать моментов, связанных с прошлым или настоящим, нарратор же обладает полнотой видения изображаемой реальности. В отличие от рассказчика, нарратор не может быть участником событий произведения, его не могут видеть герои. В общем, запомнить эту разницу легко: рассказчик персонифицирован, то есть существует как личность в художественном мире, нарратор же всегда безличен, он «невесомый, бесплотный и вездесущий дух повествования», цитируя Томаса Манна.

Где мы можем встречаться с нарративом? Кроме произведений искусства, в которых есть повествование, нарратив важен для современной культуры как её неотъемлемая часть. Ярким примером бытования нарратива, как мне кажется, является сфера телевидения (новостные репортажи) и рекламы. Конечно, реклама нередко описательна: такой-то шампунь прекрасно пахнет и укрепляет волосы от корней до кончиков. Но есть и нарративная реклама: например, про безалкогольное пиво, которое жители городка передают друг другу, чтобы оно дошло из бара на маяк, где работает житель этого городка. В этом есть история — в конце мы даже знакомимся с друзьями этого жителя, чокающимися с видом на маяк. Сфера компьютерных игр тоже нарративна: часто в игре задаётся определённая история, с учётом которой игроку необходимо действовать. Но главное бытование нарратива связано сейчас, конечно, с сериалами. В эпоху кризиса большого нарратива сериалы начали занимать место толстого романа, взяли на себя его роль и функции.

Нарратив плотно встроен в нашу действительность, которая сейчас насквозь повествовательна и событийна. Политическая новость является частью одного большого политического нарратива; своя история есть и у нарратива общественного, и у культурного. Наблюдение за тем, какие трансформации происходят с тем или иным нарративом, во всех отношениях увлекательно и полезно.

В литературе нарратив — это последовательность изложения фактов и событий в произведении. Но не стоит путать его с сюжетом: нарратив — это не фабула сама по себе, а структура, на которой основана фабула. При этом нарратив существует по определенным законам: в нем можно выделить разные модели и шаблоны. Например, советский фольклорист Владимир Пропп попытался сформулировать базовую структуру сказочного нарратива. Он предложил разделить нарратив на более мелкие единицы — нарратемы: характеры, функции персонажей, волшебные орудия или определенные ситуации. Например, нарратему «герой встречает волшебного помощника» мы встречаем и в русской народной сказке про Ивана-Царевича и Серого волка, и в «Хоббите», где на помощь Бильбо и его друзьям приходит загадочный оборотень Беорн. А лингвист Альгирдас Жюльен Греймас разработал универсальную нарративную схему, которую можно применить к большинству текстов. В ней фигурируют шесть актантных ролей (то есть, функций, выполняемых персонажами): отправитель, получатель, субъект, объект, помощник и оппонент.

При этом нарратив в художественных произведениях можно трактовать и с более широкой точки зрения — как способ изложения истории. Один и тот же сюжет можно передать с помощью разных нарративов. Например, история про Алису в Стране чудес может подаваться и как сказочный сон в детской книжке — абсурдный, но не несущий негативного заряда, и как перемежающийся с реальностью продолжительный бред сумасшедшей девочки в легендарной компьютерной игре American McGee’s Alice, где та же вымышленная вселенная полна жестокости и насилия, а Алиса вынуждена сражаться с Красной королевой, захватившей власть (то есть, история путешествия по вымышленной стране становится историей преодоления психической травмы).

Нарратив пригодился и психологам. Нарративная психология утверждает, что нам проще воспринимать собственную жизнь по законам сюжета, а не с помощью каких-то логических правил. Тем более, что жизни «самой по себе» вроде как и не существует: мы с детства составляем свое представление о мире, основываясь на рассказах значимых для нас людей. В любой биографии есть элементы комедии (победа жизни над смертью, высвобождение подавленных желаний), романса (идеализация прошлого), трагедии (поражение героя) и иронии. Соответственно, человек может справиться с психологическими проблемами, переосмыслив и переписав собственную историю с помощью психотерапевта.

Термин «нарратив» также активно используется в рекламе и политтехнологиях — выяснилось, что даже выработав иммунитет к слоганам и прочим рекламным приманкам, люди продолжают прислушиваться к историям. Поэтому успех того или иного продукта или политического лидера во многом зависит от наличия у него внятной и убедительной истории, делающей его близким покупателю или избирателю. Например, типичная нарративная схема из сказки — протагонист с помощью волшебного средства борется со злодеями — часто используется в рекламе бытовой химии. В роли протагониста выступает заботливая и трудолюбивая домохозяйка, зло воплощают пятна или микробы, а вместо меча-кладенца — суперэффективное моющее средство.

Барак Обама не случайно провозгласил своим кумиром Авраама Линкольна: избирателям и СМИ нетрудно было заметить символичные параллели между биографиями легендарного президента и перспективного современного политика. Обама был сенатором от Иллинойса — Линкольн участвовал в Законодательном собрании этого же штата. Обама — афроамериканец, Линкольн отменил рабство в США. Даже на инаугурации молодого президента прозвучал лозунг «Новое рождение свободы», приуроченный к 200-летию со дня рождения Линкольна. Правильно выбранный нарратив очень помог имиджу Обамы, несмотря на то, что описанные параллели более чем условны и вряд ли помогают объективно оценить его качества и таланты. Обаяние красивой истории — мощное оружие для политика.

Значение слова «нарратив»

  • Наррати́в (англ. и фр. — narrative) — изложение взаимосвязанных событий, представленных читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов. Часть значений термина «нарратив» совпадает c общеупотребительными словами «повествование», «рассказ»; имеются и другие специальные значения (). Учение о нарративе — нарратология.

Источник: Википедия

НАРРАТИ́В

1. лингв. текст, построенный по принципу развёртывания ремы (повествования) ◆ Манера повествования Воннегута подчёркнуто заострена против стилистики «больших нарративов» ― против цельности, глубинности, претензий на особое знание и особую миссию, против элитарности и эзотеричности. Марк Амусин, «Освобождение», 2002 г. // «Звезда» (цитата из НКРЯ) ◆ Складывается мировой медийный рынок ― «место, где вырабатываются и применяются формальные и неформальные правила, определяющие характер общепринятых нарративов, пространство, где соперничают идеологии и оформляются альянсы, определяющие, в конечном счете, судьбы правительств и наций, арена, на которой образы, порождаемые СМИ, становятся подспорьем или заменителем силы». Юрий Кимелев, «Средства массовой информации и суверенитет (о книге Монро Прайс)», 2003 г. // «Отечественные записки» (цитата из НКРЯ)

Источник: Викисловарь

Синонимы к слову «нарратив»экзегеза идеологема дихотомия сеттинг визуальность

Все синонимы к слову НАРРАТИВ

Предложения со словом «нарратив»

Сочетаемость слова «нарратив»

Понятия со словом «нарратив»

  • Наррати́в (англ. и фр. narrative, от лат. narrare — рассказывать, повествовать) — самостоятельно созданное повествование о некотором множестве взаимосвязанных событий, представленное читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов. Часть значений термина «нарратив» совпадает c общеупотребительными словами «повествование», «рассказ»; имеются и другие специальные значения. Учение о нарративе — нарратология.
  • (все понятия)

Понимание нарративности как изложения истории, обладающей временной структурой,  определяется пятью критериями:

- во-первых,  это изменения, при этом повышается событийность по мере того, как то или иное изменение рассматривается как существенное. Тривиальные изменения события не образуют.

-во-вторых, непредсказуемостью, при этом событийность изменения повышается по мере его неожиданности. Парадокс - это противоречие «доксе», то есть общему мнению, ожиданию. Аристотель определяет парадокс как высказывание, «противоречащее прежде пробужденному ожиданию». В повествовании «докса» выступает та последовательность действий, которая в нарративном мире ожидается, причем речь идет об ожидании  главных героев рассказа. Эту «доксу» и нарушает событие.

- в-третьих, консекутивность - событийность изменения зависит от того, какие последствия в мышлении и действиях субъекта она влечет за собой. Консекутивное прозрение и перемена взглядов сказывается на жизни героя.

- в-четвертых, необратимость. Событийность увеличивается по мере того, как уменьшается вероятность обратимости изменения.

- в-пятых, не повторяемость. Изменение должно быть однократным, так как изображение приближает наррацию к описанию.

Нарратив, текст и дискурс

Сходными по значению с нарративом являются понятия текста и дискурса. Согласно Лотману, повествование всегда описывает действие, поэтому оно всегда сюжетно. Текст же представляет знаковую систему, которая может быть статичной. Поэтому текст «составляет основу всякого повествования»[4]. Например, словарь — это текст, но не нарратив. Вместе с тем нарратив является разновидностью текста, его конкретным выражением, тогда как дискурс противоположен нарративу.

Поскольку нарратив описателен (дескриптивен), то в нём помимо логической структуры существуют ещё эстетическая, эмоциональная и ассоциативная структуры.

В качестве основополагающей идеи нарративизма берётся идея субъективной привнесённости смысла через задание финала.

В связи с этим, неважно понимание текста в классическом смысле слова. Фредрик Джеймисон считает, что нарративная процедура «творит реальность», утверждая как её относительность (то есть не имея никаких претензий на адекватность), так и свою «независимость» от полученного смысла. Бартом текст рассматривается как эхокамера, возвращающая субъекту лишь привнесённый им смысл, а повествование идёт «ради самого рассказа, а не ради прямого воздействия на действительность, то есть, в конечном счёте, вне какой-либо функции, кроме символической деятельности как таковой». Сравнивая классический труд — произведение и постмодернистский текст, Барт пишет: «произведение замкнуто, сводится к определённому означаемому… В Тексте, напротив, означаемое бесконечно откладывается на будущее».

По идеям М. Постера, смысл рассказа понимается в процессе наррации, то есть «мыслится как лишённый какого бы то ни было онтологического обеспечения и возникающий в акте сугубо субъективного усилия».

По оценке Й. Брокмейера и Рома Харре, нарратив является не описанием некой реальности, а «инструкцией» по определению и пониманию последней, приводя в качестве примера правила игры в теннис, которые только создают иллюзию описания процесса игры, являясь на самом деле лишь средством «вызвать игроков к существованию».

Ещё одной характеристикой нарратива выступает предложенный Итало Кальвино термин leggerezza — лёгкость, которую «нарративное воображение может вдохнуть в pezantezza — тяжеловесную действительность».

Основной частью рассказа и моментом появления в нём фабулы является его завершение. Нарратор (рассказчик) в первую очередь является носителем знания о финале, и только благодаря этому качеству он принципиально отличается от другого субъекта нарративного рассказа — его «героя», который, существуя в центре событий, не имеет этого знания.

Такие идеи были типичны и для авторов, только предварявших постмодернистскую философию. Так, Роман Ингарден рассматривал «конец повествования» как фактор, придающий обычной хронологической последовательности событий идею, и говорил о важнейшем смысле «последней» («кульминационной») фразы текста: «Специфика выраженного данной фразой… пронизывает всё то, что перед этим было представлено… Она накладывает на него отпечаток цельности».

Для принятой постмодернизмом концепции истории главной является идея значения финала для конституирования нарратива как такового. Фрэнк Кермоуд считал, что лишь существование определённого «завершения», изначально известного нарратору, создаёт некое поле тяготения, стягивающее все сюжетные векторы в общий фокус.

Деррида предложил идею отсрочки (фр. différance), согласно которой становление (сдвиг) смысла осуществляется «способом оставления (в самом письме и в упорядочивании концептов) определённых лакун или пространств свободного хода, продиктованных пока ещё только предстоящей теоретической артикуляцией». Деррида рассматривает «движение означивания», при котором каждый «элемент», называемый «наличным» и стоящий «на сцене настоящего», соотносится с чем-то иным, храня в себе «отголосок, порождённый звучанием прошлого элемента», и, при этом, начинает разрушаться «вибрацией собственного отношения к элементу будущего», то есть находясь в настоящем, он может быть отнесён и к «так называемому прошлому», и к «так называемому будущему», которое является одной из сил настоящего.

Так как для постмодернистского текста наличие объективного смысла не является важным, то и не предполагается понимание этого текста в герменевтическом смысле этого слова. «Повествовательная стратегия» постмодернизма рассматривается как радикальный отказ от реализма в любых его проявлениях:

  • литературно-художественный критический реализм, так как критиковать — значит считаться с чем-то, как с объективным (а постмодернисты критиковали даже символизм, обвиняя его последователей в том, что символы и знаки являются всё же следами определённой реальности;
  • традиционный философский реализм, так как, по мнению Д. Райхмана, постмодерн относится к тексту принципиально номиналистично;
  • сюрреализм, так как постмодерну не нужны «зоны свободы» в личностно-субъективной эмоционально-аффективной сфере и он находит эту свободу не в феноменах детства и сновидениях (как сюрреализм), а в процедурах деконструкции и означивания текста, предполагающих произвольность его центрации и семантизации.

По мнению Ганса Гадамера, истинная свобода реализует себя именно через всё многообразие нарративов: «всё, что является человеческим, мы должны позволить себе высказать».

В данном контексте можно рассматривать и одну из сторон общей для всего постмодерна установки, иногда называемой «смерть субъекта» (и, в частности, «смерть автора»), нарратив Автора в процессе чтения заменяется нарративом Читателя, по-своему понимающего и определяющего текст. Если же последний пересказывает текст, то он, в свою очередь, становится Автором для другого Читателя, и так далее. Таким образом, нарратив является рассказом, который всегда можно рассказать по-другому.

В этом контексте Й. Брокмейер и Р. Харре соотносят нарратив с феноменом дискурсивности, рассматривая его как «подвид дискурса».

Нарратив - это не объективное, а субъективное повествование. Нарратив возникает тогда, когда в обыкновенный рассказ добавляются субъективные эмоции и оценки повествователя-нарратора. Появляется необходимость не просто донести информацию до слушателя, но произвести впечатление, заинтересовать, заставить слушать, вызвать определённую реакцию. Иными словами, отличие нарратива от обыкновенного рассказа или повествования, констатирующего факты, - в привлечении индивидуальных нарраторских оценок и эмоций каждого повествующего. Или же в указании причинно-следственных связей и наличии логических цепочек между описываемыми событиями, если речь идёт об объективных исторических или научных текстах.

Яркий пример нарратива в литературе – история о Золушке. В книгах Братьев Гримм и Шарля Перро обе сказки имеют одинаковый сюжет, но написаны в разных интерпретациях. Перро создал образ милой романтичной героини, которая живёт со злыми, но вполне адекватными сёстрами и мачехой.

Братья же Гримм погружают нас в жестокую и страшную атмосферу страстного желания мачехи и сестёр выбраться любой ценой из нищеты. Мать советует отрубить дочерям пальцы, чтобы их ноги влезли в туфельку. Вместе они стремятся избавиться от Золушки, а в конце сказки сёстры оказываются жестоко наказанными – птицы выклёвывают им глаза.

Сюжет в сказке один, но его интерпретации у сказочников весьма разнятся.

А вот, например, комментарий к озвучке ролика за кадром: «Картинка потрясная, а с нарративом беда: пополняй свой словарный запас!»

Даже в новом романе Виктора Пелевина «Лампа Муфусаила» упоминается это загадочное слово: «Но здесь возникает серьезная проблема достоверности нарратива».

Примеры нарративных литературных произведений:

  1. кентерберийские рассказы Джеффри Чосера;
  2. философские анекдоты Конфуция;
  3. сборник сказок на арабском языке «Тысяча и одна ночь»;
  4. притчи персидского поэта Саиди;
  5. легенды и сказания.

На использовании нарративных техник строятся детективы, триллеры и ужасы. Все детективные истории основаны на особом сюжете: читатель не знает, как произошло преступление и постепенно приближается к его разгадке вслед за сыщиком. Исходное событие и его причины раскрываются только в финале.

В жанре ужасов другие традиции – создать тревожную, пугающую атмосферу. Эдгар По, Дин Кунц и Стивен Кинг овладели этим искусством в совершенстве.

Как говорить

Неправильно «У этой книжки неинтересный нарратив — я сразу понял, чем она закончится». Правильно — «сюжет».

Правильно «Политический нарратив Маргарет Тэтчер — история о том, как победа 1945 года была погребена под тремя десятилетиями попустительства, политической вялости и инфляции и была восстановлена с помощью железной воли».

Правильно «В этой статье правильно изложены факты, но саркастический нарратив мне не нравится — я по-другому вижу ситуацию»

"Правды нет, но есть нарратив"

Нарратив - слово с распространяющимся применением. Это - важный для понимания современного мира термин.

Но, как часто бывает, все дело не в главных, но в его специальных значениях.
Возьмем, к примеру, такое утверждение из недавней газетной статьи, про Россию:

"Два месяца назад ряд высокопоставленных американских чиновников национальной безопасности настаивали на том, что Российская Федерация вновь представляет собой главную реальную угрозу американским интересам. Сегодня, по мере того как цены на энергоносители продолжают падать, а экономика Китая покачнулась, появился новый нарратив: приближающийся крах самой России или по крайней мере перспективы того, что правительство Владимира Путина доживает свои последние дни"

Николас К. Гвоздев Почему политика ожидания коллапса в России оказывается губительной ("The National Interest", США)

Или про Украину:

Эстонский посол со скепсисом оценивает события на Украине:

«Там делают революцию XXI века, пытаются модернизировать общество, но в условиях XIX века. По многим аспектам Украина — не на уровне европейского государства, а, скорее, Средней Азии и даже Африки«.

Впрочем, то, что это революция XXI века, это, по словам посла, нарратив самих украинских властей: «Они рассказывают, что происходит конфликт между демократической Украиной и империалистической Россией. Революция на Майдане была демократической, за европейские ценности. И основной причиной конфликта является то, что Украина хочет на Запад, в Евросоюз и НАТО. К этому украинцы обычно добавляют: имейте в виду, речь идет о потенциально очень богатой стране с крепкой базой тяжелой промышленности, развитой металлургией, угольной промышленностью и 6 атомными электростанциями. Не говоря уже о самых лучших в мире черноземах».

Однако, добавил Каннике, о том, что все протекает фактически в условиях позапрошлого века, свидетельствует то, что «ВВП Украины при 40-миллионном населении (это с учетом минус Крым, минус Донбасс) только в 6 раз больше, чем у Эстонии. Бюджет Украины 40 миллиардов долларов, эстонский — почти 10 миллиардов».
Маргарита Корнышева Украина глазами эстонского посла ("Delfi.ee", Эстония)

А вот про воинов света в Фейсбуке:

"Британская армия создает специальное подразделение воинов Facebook, обладающих навыками проведения психологических операций и использования социальных медиа для ведения нетрадиционных боевых действий, характерных для информационного века. 77-я бригада будет базироваться в Хермитидже, около Ньюбери в Беркшире, и в ее состав будут включены около 1500 человек, которые будут переведены туда из частей, расположенных в разных местах страны. Формально эта бригада будет образована в апреле.
Она будет отвечать за то, что называется нелетальными боевыми действиями. И израильская, и американская армии уже активно занимаются проведением психологических операций. На основе 24-часовой информации, смартфонов и социальных медиа, включая Facebook и Twitter, это подразделение будет пытаться контролировать нарратив".
...
Армия обороны Израиля стала пионером в использовании вооруженными силами государства социальных медиа, и ее специальные подразделения занимаются подобной работой со времени проведения операции «Литой свинец» (Cast Lead), то есть со времени войны в Газе в 2008-2009 годах. Армия обороны Израиля действует на 30 платформах, включая Twitter, Facebook, YouTube и Instagram, и проводит эту работу на шести языках. «Это позволяет работать с аудиторией, которая в противном случае была бы для нас недоступной», — отметил официальный представитель израильской армии.

Юэн Макаскилл (Ewen MacAskill) Британская армия создает команду воинов Facebook ("The Guardian", Великобритания)

Или возьмем что-то иное, не про политику:

"Когда Иисус намекнул на изменения в естественном порядке, оживив Лазаря, это был пасхальный нарратив, в котором Священное Писание входит в режим настоящего фильма ужасов. Кроме пыток Христа, которым его подвергли римляне (на ум сразу приходит Мел Гибсон и его «Страсти Христовы»), читателю Евангелия в пасхальные дни показывают целый парад сюжетных ходов и персонажей из жанра ужасов.

В последние дни Страстной недели естественный, священный и общепринятый порядок переворачивается с ног на голову. Когда Иисус издает последний вздох, дневной свет зловеще и неестественно превращается во тьму, после чего начинается страшное землетрясение. В современной сфере развлечений эта пугающая и сверхъестественная картина повторена бесчисленное множество раз в апокалиптических сюжетах ...
Быстро прокрутим события вперед, на воскресенье, и здесь мы увидим финал пасхальной истории, в котором, как повествует Евангелие от Луки, увидевшие Иисуса, «смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа». Согласно этому повествованию, хотя физически Иисус выглядел точно так же, как и до смерти, его посмертное явление ученикам очень сильно их напугало — как будто из гроба восстал мертвец.

Я пишу об этом с определенной долей иронии, однако, как мне кажется, важно признать, что религия и жанр ужасов соперничают между собой, ведя своеобразную дуэль на тему неведомого, лежащего за пределами человеческого разума и понимания. Я бы сказал, что одна из причин высочайших рейтингов «Ходячих мертвецов» состоит в том, что развлечение в жанре ужасов возникло как некая новая форма религиозного языка. В определенном смысле, в силу потребности в удобоваримом религиозном ритуале самые жуткие элементы Священного Писания захоронены, чтобы потом восстать в зловещем образе вампиров, зомби и злобных старших богов. Эти символы позволяют нам исследовать теневую сторону божественного.".
Джесс Пикок (Jess Peacock) Теологический ужас Пасхи ("Religion Dispatches", США)

Итак, тут проявляются  иные значения термина нарратив:

"Нарратив (англ. narrare — языковой акт, то есть вербальное изложение — в отличие от представления) — понятие философии постмодернизма, фиксирующее процессуальность самоосуществления как способ бытия повествовательного (или, как писал Ролан Барт, «сообщающего») текста. Термин был заимствован из историографии, где появляется при разработке концепции «нарративной истории», рассматривающей исторические события как возникшие не в результате закономерных исторических процессов, а в контексте рассказа об этих событиях и неразрывно связанные с их интерпретацией".

То есть это не следование объективной реальности, но привнесение собственного своеволия, изменение реальности словами. Посмотрим через этот пункт на примеры, приведенные выше:

1 пример. Россия.
"В качестве основополагающей идеи нарративизма берётся идея субъективной привнесённости смысла через задание финала".
То есть если часто повторять - "Россия развалится!", то она развалится. Кстати, в очень короткий промежуток времени о развале России высказались Кашин, Ходорковский, Быков, Улицкая, Яковлев, Касьянов, Илларионов  - это как раз "привнесение смысла", "задание финала", то есть некое политическое вуду по заказу. Как говаривавали Трегубова и Маша Слоним - "Надо мочить власть!".

2 пример. Украина.
"... нарративная процедура «творит реальность», утверждая как её относительность (то есть не имея никаких претензий на адекватность), так и свою «независимость» от полученного смысла".
"По идеям М. Постера, смысл рассказа понимается в процессе наррации, то есть «мыслится как лишённый какого бы то ни было онтологического обеспечения и возникающий в акте сугубо субъективного усилия».

То есть тут за нарративом стоит надежда превозмочь реальность, провести акт творения, переродиться. Это тоже определенная магия, как камлание о благотворном дожде.

3 пример, война в Интернете
"Так как для постмодернистского текста наличие объективного смысла не является важным, то и не предполагается понимание этого текста в герменевтическом смысле этого слова. «Повествовательная стратегия» постмодернизма рассматривается как радикальный отказ от реализма в любых его проявлениях:
литературно-художественный критический реализм, так как критиковать — значит считаться с чем-то, как с объективным (а постмодернисты критиковали даже символизм, обвиняя его последователей в том, что символы и знаки являются всё же следами определённой реальности;
традиционный философский реализм, так как, по мнению Д. Райхмана, постмодерн относится к тексту принципиально номиналистично;
сюрреализм, так как постмодерну не нужны «зоны свободы» в личностно-субъективной эмоционально-аффективной сфере и он находит эту свободу не в феноменах детства и сновидениях (как сюрреализм), а в процедурах деконструкции и означивания текста, предполагающих произвольность его центрации и семантизации".

Ну, вот, 1500 человек, больше полка борцов не за правду, а за нарратив. Подразумевается, что реальности не существует, а есть нужная кому-то картина. Настолько нужная, что она армия борется за нарратив.

4 пример. Иисус, пасха, религия.
"По оценке Й. Брокмейера и Рома Харре, нарратив является не описанием некой реальности, а «инструкцией» по определению и пониманию последней, приводя в качестве примера правила игры в теннис, которые только создают иллюзию описания процесса игры, являясь на самом деле лишь средством «вызвать игроков к существованию».

То есть эти рассуждения насчет того, что история Иисуса - нечто вроде фильма ужасов, это типичный акт деконструкции привычных понятий и ценностей и навязывание чего угодно путем манипуляций, это и есть нарратив. Вместо христианского мифа - мифы про зомби. Гаити вместо Европы.

В общем и целом получается что: происходит разрушение существующих идей и истин, барбаризация в области интеллектуальной деятельности, создание весьма злобных мифов и навязывание шаманских практик, особенно в журналистике, но также и в литературе, и в политике.

Теги

Great! You've successfully subscribed.
Great! Next, complete checkout for full access.
Welcome back! You've successfully signed in.
Success! Your account is fully activated, you now have access to all content.