Топ-100

Индивид как и компания являются текстом (кодом?) для окружающих

Владимир Ильин 2 авг. 2021 г.

Нельзя жить в обществе, не обмениваясь информацией с подобными себе людьми. Современный французский социальный теоретик Ж. Бодрийяр делает акцент именно на этой сущности потребления[1].

Хочет индивид или не хочет, но он является текстом для всех окружающих. Они его «читают», как читают книги и газеты. Читаются его лицо, тело, одежда, обувь, прическа, автомобиль, жилище, косметика. От результатов прочтения зависит отношение к нему окружающих, которые могут смеяться или завидовать, восхищаться или презирать, стремиться сблизиться или удалиться. Зная это, индивид не может потреблять, не принимая во внимание, что оценивается и обсуждается окружающими людьми. Он вынужден, потребляя осознанно, создавать тексты.

Вербальный дискурс плавно перерастает в различные формы поведенческого взаимодействия. В результате индивидуальное потребление выступает как процесс производства знаков и символов. Потреблять символическую стоимость товара значит «писать» или «читать текст», носителем которого он является. И чтение не ограничено словесной интерпретацией, одной из его форм является стремление или отказ от общения, кооперации или борьбы.

В процессе потребления большое место занимает конструирование идентичности с помощью символов. Это означает создание с помощью потребления текста, отвечающего на вопрос «Кто я такой?» Индивид, зная нормы той или иной группы, с помощью одежды, стиля проведения свободного времени, пиши и т.д. пишет тексты: «Я такой же, как группа X», «Я не имею ничего общего с людьми типа Y». В то же время индивид преследует и противоположную цель — не слиться с толпой: «Я не просто студент, а студент X». Он хочет быть таким же, как престижные и уважаемые им люди, но в то же время сохранить свою индивидуальность, неповторимость даже в их среде. Словесные высказывания органично перерастают в действия, регулирующие социальную дистанцию.

Индивидуальное потребление как социальная интеграция

Путь к этому лежит через совместное потребление тех или иных ресурсов. Это потребительский дискурс, в котором частные реплики «Я с вами» сливаются в хоровое «Мы вместе». Такое потребление лежит в основе многих праздников: в застолье, в обмене подарками происходит интеграция группы или социальной сети. Вербальная интеграция перерастает в совместное потребление, в ходе которого индивид часто создает материальную основу для социального взаимодействия, для формирования социальных сетей, формальных и неформальных групп.

Так, дом или квартира обычно рассматриваются как необходимая материальная предпосылка формирования и существования нормальной семьи. Дача, относительно большой семейный автомобиль, семейные туры — все это позволяет организовать совместный семейный отдых. Люди ходят в кафе, рестораны, бары чаще всего для общения. Театр, стадион, кинотеатр, клуб — это места коллективного потребления. Спортивные базы, центры, клубы превращаются в места, где завязываются и поддерживаются знакомства. Обмен подарками, посещение праздничных мероприятии выполняют важную функцию формирования и воспроизводства социальных сетей, конструирования социальной идентичности через обозначение принадлежности к тому или иному сообществу, сети. Иначе говоря, многие формы индивидуального потребления — это процессы производства социальности. Здесь идентичность конструируется через совместное потребление с теми людьми, с которыми индивид ассоциирует себя.

  • [1] Ж. Бодрийяр абсолютизирует символическую сущность потребления, не замечая его более естественных основ: «Потребление, в той мере, в какой это слово вообще имеет смысл, есть деятельность систематического манипулирования знаками»(Бодрийяр 1999: 213).

https://www.litres.ru/vladimir-ivanovich-ilin/sociologiya-potrebleniya-2-e-izd-ispr-i-dop-uchebnik-dlya-akademicheskogo-bakalavriata-23587502/

Теги

Great! You've successfully subscribed.
Great! Next, complete checkout for full access.
Welcome back! You've successfully signed in.
Success! Your account is fully activated, you now have access to all content.