Рубрики
Мировая эпидемия

«Число Данбара» и фейки о коронавирусе — Александа Архипова

Есть такой великий (без преувеличения) антрополог и эволюционный психолог Робин Данбар. Все его знают из-за «числа Данбара» [1]. Если кратко: Данбар много лет исследовал разные обезьяньи сообщества. Наши родственники — социальные животные, особенно шимпанзе. Они формируют группы «союзников», которые поддерживают друг друга и защищают от хищников и других себе подобных. Платой и способом поддерживать социальные связи внутри группы союзников является груминг (вот это все почесывание, поглаживание, поедание вшей). Однако нельзя груминговать бесконечное количество друзей в фейсбуке (зачернуто) среди шимпанзе, потому что на груминг (то есть на чистое поддерживание социальных связей) уходит большое количество времени: 20% процентов от времени бодроствования. Таким образом, максимальный размер группы шимпанзе, которые ставят себе лайки (ну вы поняли), — 80 особей. Если больше, то ты умираешь от голода. Предки человеки пробили этот потолок. Размер человеческих групп (по археологическим данных) был больше (150 человек — размер группы грумминга у современного человека), соответственно, времени на груминг, причем еще более сложный, им тоже было нужно больше. А тогда когда добывать еду? Противоречие. Данбар предположил сдедующие. Смотрите — вместе с ростом размера группы и сложностью груминга возникает язык. Так вот, язык не просто там какое-то средство коммуникации, но груминг второго порядка — социальный механизм, позволяющий поддерживать отношения сразу со всеми. Вместо того, чтобы почесать спинку одному, пообниматься со вторым и посидеть рядом с третьим, можно просто рассказать всем, как никто меня не любит, и вся группа «поддержки» придет и одновременно заверит в любви. И поэтому с грумингом второго порядка группу можно увеличивать. Удобно!

Подписаться на Телеграмм канал Цифровая фабрика

Почему у людей группы поддержки стали больше, и груминг сложнее — не вполне ясно. у приматов это зависит от увеличения количества хищников. Больше врагов — больше груминга (если шимпанзе сильно напугать, они начинают отчаянно груминговать друг с другом). у ранних Homo была и другая опасность, помимо львов — другие люди. Но так или иначе, группы росли, и утверждение социальных связей с помощью языка все увеличивалось.

Человек тратит на свой груминг по-прежнему 20% от своего активного состояния в сутки. Это фатическая речь — общение не ради передачи информации, а ради удовольствия и поддержания социальных контактов. «Привет! отлично выглядишь, пойдем попьем кофе? А слышал, что сказали про поправки в конституцию? а вот Маша ужасно растолстела….». Сплетни, считает Данбар, являются важной частью современного груминга. Он укрепляют группу людей. И тут начинается очень важная часть. Чем больше внешней угрозы, тем сильнее нужен «социальный клей» (приветы, поздравления, сплетни) внутри группы. Для чего? Это нас сильнее сплачивает и позволяет проверять «на месте ли я».

Данбар со студентами замеряли темы спонтанных разговоров (в повседневной ситуации, во время отдыха) людей между собой, деля их на отрезки по 30 мин. В каждом отрезке были темы «семья», «политика» и т.д. Так вот, сплетнями (то есть обсуждению событиях, происходящими с другими людьми и их окружением) наблюдаемые посвящали около 65% времени (кстати, к такому же выводу приходит и известный антрополог Маршалл Салинз, только Данбар его не цитирует). И ха! — корреляции с полом и возрастом замечено не было (забудем образ старушки-сплетницы срочно и навсегда).
На первом месте по популярности среди этих спонтанных сплетен — поиск советов, а на третьем — обсуждение free riders (буквально «безбилетников») — то есть таких людей, которые хотят получать выгоду от общества, ничего не давая взамен для общественного блага. Сюда относятся и мошенники, и те, кто не платит налоги, но учит детей в государственной бесплатной школе. Интересное рассуждение Данбара, почему важна эта проблема, я вынуждена сократить, главное, что нам нужно понять — дело в проблеме доверия и устойчивости общества. «Безбилетники» ему угрожают. И именно поэтому эта проблема постоянно затрагивается и переоценивается в сплетнях [2].

Так вот. Соблазнительно посмотреть на ситуацию, в которой мы живем, с этой стороны. Эпидемия опасна не только угрозой заражения, но и распадением социальных связей — там называемой социальной атомизацией: лекций не читаем, в барах не сидим, на митинги не ходим. Комфортная нам группа окружения в плюс=минус 150 человек (то самое число Данбара) уменьшается. Что вызывает социальное напряжение. Как эту проблему решить? Усилить груминг, то есть сплетни. И со всех стороны несутся фейки от самых плохо различимых («псевдомедицинские советы» от врача Юры из Ухани) до веселых (мастурбация спасает от вируса). Они ужасны, они пугают людей, но одновременно они оказываются «суперклеем», в срочном порядке цементирующим наши распадающие социальные связи: фейки рассказывают об опасном и важном,поэтому быстро передаются и быстро склеиваются. Вот, прямо на моих глазах сегодня группа незнакомых между собой людей обсуждала фейк о коронавирусе и быстро познакомилась и решила идти спасать свой дом. То есть больше опасности — больше социальных связей — прямо вот как у шимпанзе :)

Но: все вы, наверное, заметили, что в последние два дня чуть ли не из утюга доносится фейк о мошенниках, которые под видом «дезинфекторов от коронавируса» грабят квартиры. Все это передают, все. Это и есть то самое обсуждение free riders, паразитирующих на общественной беде. В сплетнях мы особенно фокусируемся на том, что угрожает структуре общества — и возможно, поэтому именно этот фейк так быстро распространяется.

С вами было «ночное радио-Архипова».

[1] Dunbar, Robin I. M. (2010). How many friends does one person need?: Dunbar’s number and other evolutionary quirks.
[2] Robin Dunbar. Gossip in Evolutionary Perspective // Review of General Psychology. 2004, Vol. 8, No. 2, 100–110.

Источник: Александра Архипова