Владимир Ильин: «Мы живем рядом в физическом пространстве, но бесконечно далеко — в пропространстве социальном»

Культурный код 4 авг. 2021 г.

Индивиду необходимо понять себя и социальную среду своего существования, чтобы наиболее эффективно сосущество­вать с ней. Ему требуется понять значимых для него Других, чтобы быть в состоянии сосуществовать с ними, с одной стороны, не заставляя их быть похожими на себя, а с другой — и самому не теряя своеобразия. Лишь понимая Другого, можно уйти от соблазна определить его как «дикого», «странного», «опасного» и т. д.

Текст публикации, "Введение" к монографии "Драматургия качественного полевого исследования".

Чтобы понять Другого, надо увидеть мир его глазами, в его терминах, через призму его осознанных интересов, страстей, предрассудков, иллю­зий, надежд. Иначе говоря, надо понять его жизненный мир изнутри. С помощью традиционных методов социальных исследований, базирующих­ся на позитивистской методологии, сделать это нельзя. Для достижения этой цели необходимы иные, гибкие методики, не пытающиеся копиро­вать инструментарий естественных наук.

Любое общество социально неоднородно. Чем оно сложнее, тем выше уровень неоднородности. Разные сословия, классы и слои всегда жили в разных социокультурных мирах, часто разделенных пропастью. Со­временные общества стремительно приобретают мультикультурный ха­рактер в силу нарастающих масштабов разных видов миграции, фор­мирования целой палитры стилей жизни.

В этих условиях никто не живет просто в каком-то обществе (российском, германском или американс­ком). Люди живут в относительно изолированных социокультурных ми­рах (полях), сформированных коллегами по работе или учебе, родствен­никами и друзьями. В каждом таком социокультурном поле свои материальные возможности, свои нормы и ценности, свои особые пра­вила интерпретации вещей и поступков, свой словарный запас, свои нюансы в его понимании.

Каждый город, говоря словами Р. Парка, пред­ставляет собой «ансамбль социальных миров». И за пределами нашего мира в поле зрения, но вне поля понимания, живут, ходят, борются за существование Другие. Нам от них никуда не деться, как и им от нас. Мы обречены жить по соседству: богатый с бедным, коренной житель с иммигрантом, успешный с неудачником, здоровый с инвалидом, алко­голик с принципиальным трезвенником, монах с развратником, моло­дой со стариком и т. д. и т. п. Другие — «странные» и «непонятные», а то и «опасные» в силу своей инаковости. Атмосфера социокультурной изоляции благоприятна для роста самых разных видов фанатизма и твердолобости. Барьер непонимания чреват в лучшем случае отчуждением, в худшем — кровавыми конфликтами. Мы живем рядом в физическом пространстве, но бесконечно далеко — в пропространстве социальном. И для устойчивого существования этого пестрого общества ему необ­ходимы посредники в виде «путешественников», которые смело пере­секают границы социальных миров, пытаются понять логику их суще­ствования и донести ее до жителей иных миров. Потребителем такой информации выступает не только и не столько власть, сколько бесконечно многоликое общество индивидов. Обычные индивиды, целиком погло­щенные повседневностью, не имеют времени, сил, ресурсов и способно­стей, чтобы путешествовать в иные социальные миры (поля). И исследо­ватель социальных миров может выполнять функции посредника, расширяя пространство взаимопонимания, кооперации, сотрудничества. Власть не выпадает из круга потребителей такой информации. Она про­сто указывается в ряду других читателей текстов. Мир Кремля от мира обездоленных Москвы находится дальше, чем от мира вашингтонского Белого Дома. Данные социальной статистики и массовых опросов не смягчают этого непонимания. Нельзя представить себя на том месте, ко­торое ты никогда не занимал. Не может успешный политик взглянуть на мир глазами неудачника, а потому он не в силах ему помочь. Социальная помощь, как и лекарство, эффективна лишь при адекватности средства объекту. То, что спасает одного, с таким же успехом убивает другого.

Мир бизнеса, маркетинга, технологий отделен глубокими социокуль­турными пропастями от миров основной массы потребителей товаров и услуг. На границах этих миров очевидное превращается в невероятное. Потребление же за пределами логики физического выживания становит­ся производством смыслов, инструментом конструирования идентичнос­ти, средством коммуникации. Люди одеваются не только для того, чтобы защититься от холода, но обозначая свою принадлежность к тому или иному полу, классу, типу, возрастной группе и т. д. Аналогичным образом потребление пищи, автомобилей, домов, мебели, информации и т. п. — это часть логики соответствующих социокультурных миров (полей). Поэто­му успешный маркетинг часто зависит от способности производителей товаров и услуг заглянуть в жизненный мир, в пространство смыслов своих целевых групп. И здесь традиционные методы массовых опросов помогают в снятии лишь очень поверхностной информации о легко на­блюдаемых формах поведения и хорошо осознанных отношениях («ем / не ем», «нравится / не нравится»).

Ильин В.И. Драматургия качественного полевого исследования | socioline.ru

Теги

Все представленные на сайте материалы предназначены исключительно для образовательных целей и не предназначены для медицинских консультаций, диагностики или лечения. Администрация сайта, редакторы и авторы статей не несут ответственности за любые последствия и убытки, которые могут возникнуть при использовании материалов сайта.